ЛИНИЯ СТАЛИНА

Главная страница

Библиотека

 

ВИЖ, №12, 1987 г.

 

УКРЕПЛЕННЫЕ РАЙОНЫ НА ЗАПАДНЫХ ГРАНИЦАХ СССР

Полковник А. Г. ХОРЬКОВ, доктор исторических наук

 

В предвоенные годы западные границы Советского Союза прикрывались войсками Ленинградского (ЛВО), Прибалтийского особого (ПрибОВО), Западного особого (ЗапОВО), Киевского особого (КОВО) и Одесского (ОдВО) военных округов.

В мае 1941 года в соответствии с планом обороны государственной границы, разработанным Генеральным штабом, войскам этих округов были поставлены следующие задачи: не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника; упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск; противовоздушной обороной и действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог и сосредоточение войск; всеми видами разведки своевременно определить характер сосредоточения и группировку войск противника; активными действиями авиации захватить господство в воздухе и мощными ударами по основным железнодорожным мостам и узлам, а также группировкам войск противника нарушить и задержать его сосредоточение и развертывание; не допустить выброски и высадки на территорию округа воздушных десантов и диверсионных групп. 1

Для реализации указанных задач в каждом военном округе и армии был разработан план прикрытия государственной границы. Важная роль в “упорной обороне по линии госграницы” отводилась укрепленным районам (УРам).

Укрепрайон представлял собой полосу местности, оборудованную системой долговременных и полевых фортификационных сооружений и подготовленную для длительной обороны специально предназначенными войсками во взаимодействии с общевойсковыми частями и соединениями. Каждому УРу определялись соответствующие полоса и глубина обороны.

Строительство укрепленных районов вдоль западных государственных границ нашей Родины прошло три этапа.

В период 1929-1938 гг. были созданы 13 укрепрайонов: Карельский, Кингисеппский, Псковский, Полоцкий, Минский, Мозырьский, Ко-ростеньский, Новоград-Волынский, Летичевский, Могилев-Ямпольский, Киевский, Рыбницкий и Тираспольский. В них имелось 3 196 оборонительных сооружений (из них 409 - для капонирной артиллерии), которые занимались 25 пулеметными батальонами общей численностью до 18 тыс. человек. Все укрепрайоны находились в эксплуатации, но они уже не отвечали требованиям времени, так как могли вести лишь преимущественно фронтально-пулеметный огонь, имели недостаточную глубину и необорудованный тыл, слабую сопротивляемость сооружений и малоэффективное внутреннее оборудование.

В 1938 и 1939 гг. началось строительство еще 8 укрепленных районов: Островского, Себежского, Слуцкого, Изяславского, Шепетовского, Старо-Константиновского, Остропольского и Каменец-Подольского. В них было забетонировано 1 028 сооружений. Однако в целом план строительства УРов был выполнен в 1938 году лишь на 45,5%, а в 1939- на 59,2%. 2 При этом, как отмечало Главное военно-инженерное управление Красной Армии, забетонированные “сооружения не имели боевого вооружения и внутреннего оборудования”. 3

Осенью 1939 года дальнейшее строительство укрепленных районов прекратилось. Это было вызвано тем, что в связи с изменением государственной границы СССР они оказались в глубоком тылу. Возник вопрос, как с ними поступить и для решения каких задач использовать в будущем.

Документы тех лет свидетельствуют, что сооружения, забетонированные в 1938-1939 гг. в укрепленных районах на старых границах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО и КОВО, считалось “необходимым довести до полной боевой готовности, с тем чтобы они составили прочно укрепленный тыловой рубеж”. 4 К сожалению, некоторые начальники смотрели на укрепленные районы “как на отжившие и утратившие свое оперативно-тактическое значение”, что привело в отдельных округах “к самостийному производству работ по консервации УР”. 5

Начальник Главного военно-инженерного управления Красной Армии в “Соображениях по использованию укрепрайонов по старой западной и северо-западной границе” отмечал, что “существующие укрепрайоны должны быть подготовлены в качестве второй укрепленной зоны, занимаемой полевыми войсками для обороны на широком фронте”. Это требовало содержания в УРах на старой государственной границе определенного количества войск и специального оборудования. Однако в Ленинградском, Западном особом и Одесском военных округах были случаи, когда пулеметные батальоны имущество и вооружение, принадлежавшие оставляемому УРу, увозили с собой, а на место частей и подразделений прибывал “личный состав, который не знал УР и их внутреннего оборудования”. 6

В феврале 1940 года начальник Генерального штаба в директиве военным советам Киевского и Западного особых военных округов определил: до возведения укрепленных районов по новой государственной границе существующие укрепрайоны не консервировать, а поддерживать в состоянии боевой готовности. В дальнейшем УРы Ленинградского, Западного особого и Киевского особого военных округов (за исключением Карельского, Каменец-Подольского и Могилев-Ямпольского) упразднялись. Было приказано “все существующие боевые сооружения в упраздняемых районах законсервировать, организовав их охрану”. 7 Прежде всего снимались вооружение, боеприпасы, перископы, телефонные аппараты и различное имущество. Все это должно было размещаться в складах “в полной боевой готовности к выброске на рубеж”. 8

В целях подготовки к проведению консервации тех укрепленных районов, которые, оставшись в тылу, потеряли свое оперативное назначение, для каждого УРа было приказано “разработать штаты, необходимые для содержания законсервированных сооружений данного УРа и складов для хранения снятого с них оборудования, а также план размещения складов, дислокацию и подчинение обслуживающих подразделений”. 9

Консервация долговременных фортификационных сооружений УР имела целью обеспечить сохранность предметов внутреннего оборудования, а также поддержание самих сооружений в состоянии, обеспечивающем возможность их приведения в боевую готовность в короткие сроки.

Фортификационные сооружения подвергались полной или частичной консервации. Причем полной консервации подлежали лишь те из них, “которые полностью утратили свою оперативно-тактическую ценность”. 10 При частичной консервации сооружения необходимо было дооборудовать, однако “многие сооружения были законсервированы в недостроенном виде”. 11

В тех условиях требовалось прежде всего определить, в какой мере укрепрайоны будут достраиваться, выяснить количество и сроки накопления в них строительных материалов и оружия на случай приведения в состояние полной боевой готовности, организовать их надежную охрану. Однако зачастую это не было сделано. Комиссия Генерального штаба, проверив в сентябре 1940 года Минский укрепрайон, установила, что “оборудование, изъятое из сооружений и находящееся на складах, за подразделениями не закреплено и не укомплектовано. При передислокации пульбатов оставшееся оборудование никому не передано. Часть оставленного в сооружениях оборудования ржавеет и портится. Охрана сооружений и находящегося в них оборудования почти отсутствует”.

В связи с обострением международной обстановки в 1940-1941 гг. вновь развернулось строительство укрепленных районов. Двадцать из них (Мурманский, Сортавальский, Кексгольмский, Выборгский, Ханко, Титовский, Шяуляйский, Каунасский, Алитусский, Гродненский, Осовецкий, Замбровский, Брестский, Владимир-Волынский, Струмиловский, Рава-Русский, Перемышльский, Козельский, Верхне-Прутский, Нижне-Прутский) начали воздвигать на новой государственной границе. Кроме того, велись подготовительные работы по созданию Дунайского, Одесского и Черновицкого районов.

В ЛВО было начато строительство укрепленных полос полевого типа с возведением бутобетонных, каменно-бетонных, деревоземляных сооружений с усилением этих полос на важнейших направлениях группами железобетонных сооружений. В ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО и ОдВО проводились рекогносцировки, силами войсковых частей было начато строительство укрепленных полос в предполье и в промежутках между укрепленными районами.

Анализ архивных документов свидетельствует, что строительство долговременных железобетонных сооружений, начатое в 1940 году, прикрывало не более 30% протяженности новых западных границ на глубину 3-4 км. Большие участки местности оставались открытыми или прикрывались легкими полевыми укреплениями, которые не могли полностью обеспечить устойчивость обороны, особенно в противотанковом отношении.

Для строительства укрепленных районов планировалось использовать значительное количество живой силы, строительной техники и различных материалов. Использование строительных батальонов и вольнонаемных позволило обеспечить оборонительное строительство значительным количеством рабочей силы.

Контроль за ходом оборонительного строительства в округах возлагался на заместителей командующих войсками, в результате чего повысилась ответственность как за сроки, так и за качество строительства. Однако планы на ноябрь 1940 года по железобетонным работам были выполнены лишь на 50%. 12 Что касается полевого строительства противотанковых препятствий, то работы по отрывке рвов и устройству деревоземляных сооружений только начались. Монтаж оборонительных сооружений был развернут лишь в КОВО, в остальных округах осуществлялись подготовительные мероприятия.

Проверка хода работ в укрепленных районах за 1940 год показала, что “оборонительное строительство ведется слабо, процент выполнения плана – низкий”. 13 Нарком обороны потребовал принять все меры к тому, чтобы план строительства был выполнен полностью. Одновременно округам была поставлена задача на разработку необходимых мероприятий по подготовке строительства 1941 года.

В плане оборонительного строительства на 1941 год намечалось полное окончание строительства узлов обороны, начатое в 1940 году; развитие строящихся УР; начало строительства опорных пунктов первого эшелона; узлов обороны во вновь намечаемых УРах ПрибОВО, КОВО и ОдВО. 14

Главное военно-инженерное управление Красной Армии, готовя доклад Председателю Комитета Обороны при СНК СССР, информировало, что “в 1941 году по выполнению намеченного плана будут прикрыты железобетонными, каменнобетонными и деревокаменными сооружениями все важнейшие направления по нашим границам”.

Для уточнения расположения опорных пунктов и узлов обороны на этих направлениях, привязки сооружений полевого типа и рекогносцировки участков противотанковых и противопехотных препятствий приказами командующих в округах назначались рекогносцировочные комиссии под председательством командиров стрелковых дивизий. 15 Рекогносцировки по плану строительства на 1941 год должны были закончиться в округах 15 октября 1940 года. К 1 ноября 1940 года представлялись титульные списки по оборонительному строительству на 1941 год. Укрепленные районы, к строительству которых приступили в 1940-1941 гг., отличались от старых схемой построения полос обороны, конструкцией долговременных сооружений и значительно большим удельным весом орудийных сооружений для противотанковой обороны. Увеличилась их глубина. Все сооружения должны были иметь более совершенные средства противохимической защиты, вентиляции, отопления, водо- и электроснабжения. Удельный вес орудийных сооружений достигал 45%. На переднем крае создавались фортификационные противотанковые, а на подступах к дотам - противопехотные заграждения. 16 Строительство велось высокими темпами. Однако в тех условиях завершение всего комплекса работ нельзя было считать реальным: для этого не было ни времени, ни средств. Более того, обстановка требовала максимального сокращения сроков на строительство. Несмотря на то, что командованием принимались все меры к ускорению оборонительного строительства, планы выполнялись далеко не в полной степени. Кроме того, в округах одновременно велось большое строительство дорог, мостов, землянок для размещения войск и т. п. К тому же необходимо учесть, что во всей полосе новой государственной границы создавалось двадцать укрепленных районов, а это требовало значительных затрат материальных средств.

В результате незавершенности строительства по плану 1940 года большинства сооружений возможности их боевого использования были значительно снижены. Во многих уже построенных сооружениях отсутствовали силовые агрегаты и пункты водоснабжения. Оборонительные сооружения вводились в строй с опозданием, по упрощенной схеме, порой без достаточного вооружения.

Представляя Наркому обороны план строительства УРов на 1941 год, военный совет ЗапОВО планировал выполнить следующий объем работ:

 

Строительство железобетонных сооружений

1 518 шт.

Полевое доусиление

170 шт.

Постройка надолб

130 км

Постройка рвов

100 км

Маскировка сооружений

1 518 шт.

 

В связи с тем, что аналогичные работы намечались и в других военных округах, распоряжением Наркома обороны были созданы 25 управлений начальника строительства, 140 стройучастков, сформированы 84 строительных батальона, 25 отдельных строительных рот и 17 автомобильных батальонов. С апреля 1941 года к строительству привлечено 160 саперных батальонов стрелковых корпусов и дивизий, в том числе 41 саперный батальон из внутренних военных округов. В ходе строительства саперные батальоны корпусов строили узлы сопротивления УРов, батальоны дивизий создавали противотанковые и противопехотные препятствия, а стрелковые батальоны занимались оборудованием районов обороны. Для успешного выполнения плана дополнительно были сформированы: в ПрибОВО - 2 батальона, ЗапОВО - 15 рот, КОВО - 20 рот, ОдВО - 4 роты. Кроме них работало около 18 тыс. вольнонаемных рабочих. Весной 1941 года в строительстве УРов в Прибалтийском, Западном и Киевском особых военных округах ежедневно принимало участие почти 136 тыс. человек.

Как свидетельствуют данные цифры, людей было привлечено много, но из-за огромного объема работ промышленность не успевала в намеченные сроки обеспечивать их всем необходимым. Создание новых укрепленных районов в некоторых округах “находилось в полном провале из-за отсутствия материалов, транспорта и механизмов”. 17 В связи с этим вызывает недоумение, на наш взгляд, чрезмерная оптимистичность доклада Главного военно-инженерного управления начальнику Генерального штаба, в котором утверждалось, что “материалами и автотранспортом строительство обеспечено, недостающий автотранспорт... компенсируется военными советами за счет резервов округов”. 18 Так как свободных резервов практически не имелось, то к началу войны строительство даже первой полосы УРов не было закончено. В Одесском и Ленинградском военных округах шла только рекогносцировка и привязка сооружений на местности, были сформированы лишь управления укрепрайонов.

Одновременно с широким строительством росла и потребность в увеличении численности специальных войск, занимавших укрепрайоны. 19 Помимо уже имевшихся частей планировалось сформировать части и подразделения общей численностью 136744 человека. Это количество войск соответствовало 75% общей численности гарнизонов УРов, необходимых по штатам военного времени. 20

В мирное время в состав каждого укрепленного района входили: управление коменданта УР, до трех отдельных пулеметных батальонов, отдельные рота связи и саперная рота. Кроме того, в некоторых укрепленных районах были артиллерийские полки (трехдивизионного состава) и до 6 взводов капонирной артиллерии. 21 С объявлением мобилизации все названные части и подразделения выделяли новые формирования: отдельные пулеметные батальоны, пулеметную роту; развертывали отдельные саперную роту и роту связи в батальоны, а взводы капонирнои артиллерии - в батареи.

Для укомплектования укрепрайонов и других родов и видов вооруженных сил специалистами было разрешено призвать 300 тыс. приписного состава. В начале июня 1941 года на учебные сборы из запаса были призваны 800 тыс. человек, из которых 38,5 тыс. направлены в укрепленные районы. 22

В феврале - марте 1941 года Главный военный совет дважды обсуждал вопрос о быстрейшем завершении строительства новых УРов. Чтобы как-то компенсировать недостающее в них вооружение, решили демонтировать часть артиллерийского вооружения со старых УРов и переместить его на западное и юго-западное направления, временно приспособив орудия под новые сооружения. В то же время на разоружаемых участках было решено сохранить часть вооружения, так как старые укрепленные районы предполагалось использовать в военное время. 23

16 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР вынесли специальное постановление “Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов”. 24 В нем определялись конкретные меры по ускорению производства и установки артиллерии и оборудования для УРов. Однако принятые меры уже не могли исправить сложившегося положения.

Ко времени нападения фашистской Германии на СССР план строительства долговременных фортификационных сооружений в укрепрайонах был выполнен не более чем на 25%. К тому моменту удалось построить около 2500 железобетонных сооружений (дотов), но из них лишь около 1000 получили артиллерию. В остальных устанавливались пулеметы. 25

Ни одному из западных приграничных военных округов не удалось полностью реализовать планы строительства новых укрепленных районов. Так, из 97 построенных сооружений во Владимир-Волынском укрепленном районе КОВО только в 5-7 произвели обсыпку и маскировку, остальные были фактически демаскированы. В 82-м укрепленном районе ОдВО из 284 долговременных сооружений 262 являлись пулеметными и только 22 – артиллерийскими. 26

Все построенные доты находились в опорных пунктах первого эшелона, поэтому глубина оборонительной полосы УРов не превышала 2-3 км. Средняя плотность сооружений была низкой. Например, на 1 июня 1941 года в Гродненском УРе, имевшем протяженность 80 км, было построено 165 сооружений, в Брестском протяженностью 180 км - забетонировано только 168. В 82-м укрепленном районе ОдВО на 1 км фронта приходилось 0,8 сооружения, а по переднему краю, проходившему по рубежу Днестра, плотность их составляла 0,4 на 1 км фронта, существовали участки шириной до 8 км, на которых вообще не было долговременных сооружений, и между многими из них отсутствовала огневая связь. Поэтому расчеты на упорную оборону укрепленных районов в то время, когда они еще не были созданы или находились в стадии оборудования и имели низкие огневые возможности, были не обоснованы.

Большим недостатком в подготовке ряда УРов являлось отсутствие заблаговременно отработанного взаимодействия их частей и полевых войск. Так, 41-я стрелковая дивизия, Рава-Русский УР и пограничный отряд в случае войны должны были прикрывать государственную границу на фронте до 50 км. Однако за полуторагодичный предвоенный период не было проведено ни одного совместного занятия с командным составом или частями дивизии, укрепленного района и пограничного отряда в целях отработки вопросов взаимодействия. 27

Неполная боеготовность сооружений во всех УРах усугублялась большой нехваткой личного состава в их постоянных гарнизонах. К началу войны там имелось командного и сержантского состава лишь около трети штатной численности военного времени, а рядового состава - меньше половины.

Ввиду незавершенности строительства, а также в силу ряда других причин укрепрайоны не выполнили того предназначения, которое отводилось им в планах прикрытия государственной границы, - противнику на большинстве направлений удалось с ходу преодолеть их полосу. И тем не менее, некоторые укрепрайоны при помощи подошедших на помощь полевых войск сумели оказать врагу упорное сопротивление и задержать его наступление. Так, оборонявшиеся в Рава-Русском УРе постоянный гарнизон (35-й и 140-й отдельные пулеметные батальоны), 41-я стрелковая дивизия и 91-й пограничный отряд организованно встретили натиск трех пехотных и части сил трех танковых дивизий 17-й армии противника и 5 суток отражали их непрерывные атаки. В течение 7 суток не сдавал своих позиций гарнизон Перемышльского укрепрайона (52-й и 150-й отдельные пулеметные батальоны), 92-й пограничный отряд и подошедшая 99-я стрелковая дивизия. Стойкое сопротивление противнику оказали воины Брестского гарнизона. В отчетном документе 293-й пехотной дивизии о боях в Брестском укрепленном районе записано: “Во главе гарнизона всегда были офицеры. Офицеры и солдаты оборонялись до последней минуты. Случалось, что наши солдаты, входя в разрушенные доты, еще подвергались обстрелу. Требования о сдаче в плен, переданные через переводчика перед подрывом дотов, не оказывали никакого воздействия”. 28

Укрепленные районы на старой границе также не в полной мере были использованы для отражения вражеского наступления. “Нет никакого сомнения, - писал Маршал Советского Союза И. X. Баграмян, - что если бы нам до полного ввода в строй новых укрепленных районов удалось сохранить боевую готовность старых укрепленных районов, то это неизмеримо повысило бы оборонительные возможности войск”. 29

Наглядным подтверждением этому могут служить упорные бои на линии старых укрепрайонов в полосе Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов. Так, соединения 13-й армии с 25 до 28 июня удерживали долговременные сооружения Минского укрепрайона, а дивизии 22-й армии, опираясь на Себежский и Полоцкий укрепрайоны, с 4 по 8 июля сдерживали наступление превосходящих сил противника. Финские войска, рвавшиеся к Ленинграду с севера, были остановлены на рубеже Карельского УРа. Во второй половине августа гарнизон Кингисеппского УРа, прикрывавшего подступы к Ленинграду с запада, 10 суток дрался в окружении, сковав около двух дивизий противника.

В июле-сентябре 1941 года важную роль в отражении вражеского наступления сыграл Киевский укрепрайон. На его переднем крае 11-14 июля был отражен первый натиск мотопехоты и танков противника, пытавшегося с ходу захватить Киев и переправы через Днепр. Затем, опираясь на этот УР, войска 37-й армии в течение 71 суток отражали атаки превосходящих сил врага. На Южном фронте упорной обороной гарнизонов Могилев-Ямпольского, Рыбницкого и Тираспольского укрепленных районов и активными действиями опиравшихся на УРы полевых войск было остановлено наступление соединений 11-й немецкой и 4-й румынской армий. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что боеспособные укрепрайоны являлись для наступавших вражеских войск весьма серьезной преградой. Однако незавершенность работ, начатых в предвоенные годы, несвоевременность полного развертывания специальных частей и полевых войск, их недостаточная укомплектованность значительно снизили эффективность боевого применения укрепрайонов в начальном периоде Великой Отечественной войны.

 

1 - ЦАМО СССР, ф. 188, оп. 7162, д. 10, л. 1.

2 - Основная причина заключалась в том, что промышленность не выполнила

в сроки объем поставок. В 1938 г. было получено леса - 27%, цемента -

28%; в 1939 г.: леса - 34%, цемента - 53% от запланированного.

3 - ЦГАСА, ф. 22, оп. 32, д. 4208, лл. 40 - 47.

4 - Там же, ф. 36967, оп. 1, д. 182, л. 10.

5 - Там же, ф. 22, оп. 32, д. 4164, лл. 150-151.

6 - Там же, д. 4216, л. 15.

7 - С ликвидацией управлений укрепрайоны организационно стали подчинять

ся стрелковым дивизиям (ЦГАСА, ф. 40442, оп. 1, д. 1849, л. 12).

8 - ЦГАСА, ф. 25871, оп. 2, д. 22, лл. 24-26.

9 - Там ж е, ф. 22, оп. 32, д. 4164, л. 39.

10 - Та м же, д. 4196, л. 43.

11 - Т а м ж е, ф. 36967, оп. 1, д. 182, л. 14.

12 - Там ж е, ф. 22, оп. 32, д. 4208, лл. 80-82.

13 - Там же, ф. 36967, оп. 1, д. 331, лл. 28-30.

14 - Там же, д. 182, лл. 8-12.

14 - Т а м ж е, ф. 131, оп. 210370, д. 5, л. 4.

16 - Инженерные войска Советской Армии 1918-1945. - М., Воениздат, 1985,- с. 185.

17 - ЦАМО, ф. 326, оп. 5709, д. 1, лл. 38-41.

18 - ЦГАСА, ф. 22, оп. 32, д. 4208, л. 82.

19 - Постановлением Главного военного совета от 21 мая 1941 г. для обеспечения боевой готовности построенных и строящихся укрепленных районов было признано необходимым в период с 1 июля по 10 октября сформировать дополнительно 110 артиллерийско-пулеметных батальонов, 6 артиллерийских дивизионов, 16 отдельных артиллерийских батарей.

20 - ЦГАСА, ф. 36967, оп. 1, д. 182, л. 10; д. 331, л. 15.

21 - ЦАМО, ф. 138. оп. 7162, д. 5. л. 2.

22 - Великая Отечественная война.- М., Политиздат, 1970.- с. 52.

23 - Ж у к о в Г. К Воспоминания и размышления.- М., Изд-но АПН, 1970.- с. 220-223.

24 - История Коммунистической партии Советского Союза. Кн. 1. т. 5. - М., Изд-во политической литературы, 1970. с. 144.

25 - История пторой мировой войны 1939-1945. Т. 3. - М.: Воениздат, 1974. с. 139.

26 - ЦЛМО, ф. ЗРЯ. пп. 5709, д. 1. лл. 38-41.

27 - ЦГАСА, ф. 37523, оп. 1, д. 122, л. 515.

28 - ЦАМО, ф. 6598, оп. 725168, д. 1152, л. 57.

29 - Баграмян И. X. Город-воин на Днепре. М., Изд-во политической литературы, 1965.- с. 7.

столовоС сСрСбро
Hosted by uCoz